Новости юриспруденции

Адвоката наказали за нарушения в расчетах с доверителями

  • 12 Августа, 2018

Президент ПАСО Татьяна Бутовченко пояснила «АГ», что рассматриваемый случай изобилует множеством нарушений, которые носят системный характер. Именно поэтому дисциплинарное производство было размещено на сайте палаты в качестве наглядного примера, иллюстрирующего наиболее распространенные случаи ненадлежащего оформления адвокатами отношений с доверителями.

26 июля Совет Палаты адвокатов Самарской области вынес решение по дисциплинарному производству в отношении адвоката Ш., возбужденному по жалобе его доверителей. Как следует из решения, адвокат Ш. и гражданка Г. заключили соглашение об оказании юридической помощи в пользу А. на стадиях предварительного расследования уголовного дела и рассмотрения дела в суде первой и апелляционной инстанций.

По условиям соглашения стоимость услуг адвоката была определена суммой 40 тыс. руб. При этом было указано, что в случае, когда объем оказанных услуг, согласно акту выполненных работ, превышает согласованный, при взаимных расчетах стороны руководствуются Решением ПАСО о минимальных ставках за оказание юридической помощи.

Адвокат вступил в дело, не ознакомив своего подзащитного А. с соглашением и не получив его письменного согласия с условиями договора, в том числе с порядком оплаты и размером гонорара. На стадии слушания дела в апелляции подзащитный отказался от услуг адвоката Ш., не согласившись с представленными адвокатом актами выполненных работ.

В дальнейшем А. и Г. подали жалобы в адвокатскую палату, в которых просили привлечь Ш. к дисциплинарной ответственности. В частности, А. указал, что адвокат не согласовал с ним позицию защиты и искусственно увеличил объем оказанной помощи.

В обоснование своих доводов заявители указали на неопределенность финансовых взаимоотношений с защитником. По их мнению, в заключенном соглашении не были конкретизированы условия и размер выплаты вознаграждения, отсутствовала  информация о тарифах Совета ПАСО и рекомендуемых минимальных ставках вознаграждения адвокатов за оказание юрпомощи.

Заявители также утверждали, что адвокат Ш. не оформил и не выдал квитанции о получении вознаграждения в размере 120 тыс. руб. Кроме того, из материалов жалобы  следовало, что адвокат направил претензии доверителям на сумму дополнительного вознаграждения в размере 211 тыс. руб. и sms-сообщение о том, что в апелляционной инстанции он намерен только «присутствовать», так как вознаграждение оплачено не полностью. Также адвокат предупредил, что намерен обратиться в суд с заявлением о принудительном взыскании своего гонорара.

В ходе дисциплинарного производства адвокат не отрицал, что не получил письменного согласия подзащитного А., в связи с чем Квалификационная комиссия сделала вывод о том, что у Ш. отсутствовали правовые основания для вступления в дело.

Также комиссия обратила внимание на финансовые взаиморасчеты адвоката с доверителями: она сочла, что установленным может считаться только получение от доверителя денежной суммы в размере 80 тыс. руб., что бесспорно усматривается из текста соглашения и акта выполненных работ, подписанных сторонами.

В части иных сумм, как указано в заключении, заявителями надлежащих доказательств оплаты не представлено, в силу чего эти обстоятельства установленными считаться не могут. Отсутствие в соглашении подписи А., даже при наличии в тексте ссылки об исчислении гонорара по минимальным тарифам, установленным Решением Совета ПАСО, не соответствует требованиям ст. 25 Закона об адвокатской деятельности и Стандарту участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве. Также было установлено, что адвокат не внес полученный гонорар на расчетный счет своего адвокатского кабинета, чем было нарушено требование ч. 6 ст. 25 Закона об адвокатской деятельности. По поводу данных нарушений Ш. пояснил комиссии, что копии квитанций у него отсутствуют, а книга доходов и расходов в адвокатском кабинете не ведется.

В заключении Квалификационная комиссия указала, что спорные вопросы о финансовых взаиморасчетах адвоката и доверителя могут быть разрешены только в порядке гражданского судопроизводства. Отсутствие одобрения условий соглашения доверителем и подписей А. и Г. в актах выполненных работ, по мнению комиссии, осложнят адвокату взыскание в суде отработанного гонорара, что не произошло бы, если бы он следовал установленному законом порядку.

Также в ходе разбирательства Квалификационная комиссия ПАСО пришла к выводу, что адвокат не вел должным образом адвокатское досье, тем самым нарушив п. 4 ст. 8 КПЭА. На запрос о предоставлении досье Ш. представил фотографии процессуальных документов, которые, как посчитала комиссия, были сделаны не во время осуществления адвокатской деятельности, а одномоментно для защиты собственных интересов в ходе процедуры дисциплинарного разбирательства. Об этом, по мнению комиссии, свидетельствуют одни и те же ракурсы и точки съемки прошитого и пронумерованного тома уголовного дела, хотя хронология дат протоколов следственных действий различна.

Таким образом, в своем заключении квалифкомиссия пришла к выводу, что адвокат Ш. нарушил требования п. 1, 4 ч. 1 ст. 7, ч. 1, 2, 6 ст. 25 Закона об адвокатской деятельности, п. 1, 4 ст. 8 КПЭА, не исполнил Решение Совета ПАСО о ведении адвокатского досье, а также Методические рекомендации по ведению адвокатского производства.

Рассмотрев материалы дисциплинарного производства, Совет ПАСО согласился с выводами и фактическими обстоятельствами, установленными в заключении Квалификационной комиссии, и вынес решение о привлечении адвоката Ш. к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения.

Президент ПАСО Татьяна Бутовченко в комментарии «АГ» пояснила, что рассматриваемый случай изобилует множеством нарушений, которые носят не единичный характер. Именно поэтому данное дисциплинарное производство было опубликовано на сайте палаты в качестве примера, иллюстрирующего случаи несоблюдения адвокатами требований о порядке оформления взаимоотношений с доверителями.

Ненадлежащее оформление документов, по мнению президента ПАСО, осложняет жизнь самому адвокату. «Ведение адвокатского досье – лучший способ защиты от возможных необоснованных претензий доверителей. Подмена адвокатского досье фотографиями, наспех сделанными во избежание дисциплинарной ответственности, – это неумелая и неуклюжая попытка избежать такой ответственности», – отметила она.

Татьяна Бутовченко также пояснила меру дисциплинарной ответственности, примененную в данном деле: «В рассматриваемом случае предупреждение является достаточным дисциплинарным наказанием, дающим возможность адвокату избежать повторения подобных ошибок».

Новости ленты

Перепост и лайк как повод к уголовному преследованию

08 Октября, 2018

Представлям Камакина Максима Ивановича, адвоката Международной коллегии адвокатов «Санкт-Петербург» в программе «АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ» -«Перепост и лайк как повод к уголов...

Подробнее

Усовершенствует ли систему исполнения наказаний новый Закон о службе в УИС?

16 Августа, 2018

1 августа вступил в действие Федеральный закон от 19 июля 2018 г. № 197-ФЗ «О службе в уголовно-исполнительной системе Российской Федерации и о внесении изменений в Закон Российской Федерации &l...

Подробнее

Адвокат едва не лишился статуса за участие в деле без законных оснований

12 Августа, 2018

Совет АП МО вынес предупреждение адвокату, который вступил в уголовное дело в обход установленного Порядка участия в уголовном судопроизводстве по назначению и оказал содействие следствию.

По сл...

Подробнее

Другие новостные ленты