Новости юриспруденции

Адвокат едва не лишился статуса за участие в деле без законных оснований

  • 12 Августа, 2018

Совет АП МО вынес предупреждение адвокату, который вступил в уголовное дело в обход установленного Порядка участия в уголовном судопроизводстве по назначению и оказал содействие следствию.

По словам первого вице-президента АП Московской области Михаила Толчеева, данное дисциплинарное производство носит знаковый характер. По его мнению, ситуация, когда адвокат «выручает» следователя или судью, не желающих правильно организовать свою работу, достаточно распространена.

19 июля Совет Адвокатской палаты Московской области вынес решение (имеется в распоряжении «АГ») по дисциплинарному производству в отношении адвоката Д., возбужденному по представлению первого вице-президента АП МО Михаила Толчеева, основанному на обращении представителя Совета палаты в Н-ском судебном районе.

Как следует из решения, Квалификационная комиссия АП МО дала заключение о наличии в действиях адвоката Д. нарушений п. 2 ст. 5, подп. 1 п. 1 ст. 9 КПЭА, выразившихся в том, что 24 апреля 2018 г. он, фактически вступив в сотрудничество со следственными органами, с целью оказания им помощи в нарушение Порядка участия адвокатов Адвокатской палаты Московской области в качестве защитников (представителей) по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда принял поручение на защиту К., «руководствуясь безнравственными интересами».

Нарушение произошло при следующих обстоятельствах. 24 апреля адвокат Б., который осуществлял защиту К. в порядке ст. 51 УПК РФ, сообщил представителю Совета АП МО, что в 10:00 он явился в судебное заседание для рассмотрения вопроса о продлении меры пресечения в отношении его подзащитной. Ранее заседание дважды откладывалось по вине следователя.

К назначенному времени судебного заседания подзащитную доставили конвоем, однако прокурор и следователь отсутствовали. Прождав 45 минут, адвокат оставил в канцелярии суда ходатайство о рассмотрении вопроса в этот же день после 18:00 в связи с необходимостью участия в другом судебном заседании в арбитражном суде, после чего он ушел.

Через полтора часа защитнику позвонил следователь с требованием явиться в суд. Адвокат Б. пояснил, что, поскольку срок содержания под стражей истекает на следующий день, в силу своей загруженности судебными делами он готов явиться в судебное заседание вечером. После этого начальник следственного органа обратился в адвокатскую палату с требованием заменить защитника. Однако АП МО приняла  решение, что защиту К. продолжит осуществлять адвокат Б., о чем было сообщено, в том числе в Центр субсидированной юридической помощи, осуществляющий распределение дел по назначению.

Однако вечером стало известно, что судебное заседание все-таки состоялось, причем защиту К. осуществлял адвокат Д., который в ответ на запрос представителя Совета палаты сообщил, что вступил в дело на основании соглашения с К. В ходе заседания постановление о продлении меры пресечения обжаловано не было.

После возбуждения дисциплинарного производства адвокат Д. представил письменные объяснения, согласно которым 24 апреля он и К. заключили соглашение, подписанное доверителем лично, хотя с просьбой о защите К. обратились неизвестные ему лица, представившиеся ее родственниками. Также Д. утверждал, что представитель Совета АП МО в Н-ском судебном районе вступила в сговор со следствием.

Кроме того, в Квалификационную комиссию были представлены объяснения гражданина Л., который и обратился к адвокату Д. Также в палату был представлен рукописный текст, якобы написанный К., из которого следовало, что она просила Д. не обжаловать продление меры пресечения.

Рассмотрев все материалы, комиссия сделала вывод о допущенных адвокатом Д. нарушениях.

Комиссия отметила, что Порядок участия адвокатов АП МО в качестве защитников (представителей) по назначению направлен на исключение случаев участия в защите адвокатов, деятельность которых продиктована не защитой интересов доверителя, а иными непроцессуальными интересами. Как отметила комиссия, положениям Порядка воспротивились сотрудники следственных органов, стремящиеся работать с «удобными» для них адвокатами. Отмечалось, что для его обхода используются различные уловки, в том числе заключение противоречащих стадийности уголовного процесса соглашений на одно следственное действие с предельно низкой ставкой вознаграждения адвоката, постоянные звонки в Центр СЮП с требованием о замене адвоката и тому подобные.

Комиссия оценила вступление адвоката Д. в дело К. как содействие следствию в обход установленного Порядка, продиктованное безнравственными интересами. Это подтверждалось, в частности, тем, что адвокат в нарушение п. 24 Порядка не выяснил факт предыдущего участия в деле адвоката по назначению и не уведомил его и координатора о своем вступлении в дело.

В качестве дополнительного доказательства этически порочных действий адвоката Л. Комиссия указала на значительные расхождения в обстоятельствах заключения соглашения. Из объяснений Л. следовало, что к нему обратился знакомый по имени Алексей с просьбой срочно найти адвоката для его сестры. К объяснениям Л. прилагались копии различных соглашений об оказании юридической помощи от 24 апреля 2018 г. между ним и адвокатом на защиту К. при избрании меры пресечения; на ее защиту на предварительном следствии; а также соглашения об оказании юридической помощи, заключенного с К. При этом в своих показаниях Л. не сообщал о заключении соглашения с адвокатом и лишь говорил, что переводил ему деньги. В свою очередь, адвокат Д. в своих объяснениях не упоминал Л., который является его доверителем, и сообщал только о соглашении с К., указывая на него как на единственное заключенное в рамках данного уголовного дела.

Таким образом, комиссия пришла к выводу, что на момент посещения К. у адвоката Д. отсутствовало письменное соглашение на ее защиту, а сотрудники Центра СЮП не передавали ему требование о назначении защитника в порядке ст. 51 УПК РФ, а значит, у него не было законных оснований на ее посещение. На основе вышеизложенного комиссия оценила совокупные действия адвоката Д. как злоупотребление правом, выразившееся в принятии мер, создающих видимость формального соответствия предъявляемым требованиям, но по сути направленных на обход правил, установленных Порядком.

Совет АП МО согласился с выводами, сделанными Квалификационной комиссией. При этом, как пояснил «АГ» первый вице-президент АП МО Михаил Толчеев, с учетом значимости проступка и его осознанности рассматривался вопрос о прекращении статуса адвоката Д. Однако незначительным большинством голосов было принято решение о привлечении его к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения – Совет принял во внимание отсутствие ранее наложенных на Д. взысканий и то, что Порядок является относительно новым.

Комментируя «АГ» ситуацию, Михаил Толчеев назвал знаковым данное дисциплинарное производство. «К сожалению, ситуация, когда адвокат “выручает” следователя или судью, не желающих правильно организовать свою работу и считаться с занятостью адвокатов в других процессах, достаточно распространена. И если в обычной ситуации такой недобросовестный следователь может манипулировать адвокатами, то в функционирующей системе назначения адвокатов через колл-центр адвокатской палаты мы можем эффективно противостоять этому», – рассказал он.

По мнению первого вице-президента АП МО, квалифкомиссия и Совет обоснованно не поверили объяснениям адвоката Д.: «Когда его представитель в дисциплинарном производстве осознал, что ранее представленная версия событий не объясняет, как адвокат заключил соглашение с человеком, находящимся под стражей, появилась версия и соглашение с третьим лицом. Когда Квалификационная комиссия обратила внимание на то, что не предусмотрена законом возможность заключения соглашения на одно следственное действие, появилась версия о том, что это был аванс и далее будет соглашение на ведение дела».

Михаил Толчеев отметил, что в данном случае очевидно прослеживаются непроцессуальные взаимоотношения адвоката и следственных органов. «Такие действия подрывают авторитет адвокатуры и усилия палаты, направленные на соблюдение требований закона и уважение процессуальных прав адвокатов. Для этого, в конечном счете, мы и создаем порядок назначения адвокатов через систему колл-центра палаты», – заключил он.

Новости ленты

Перепост и лайк как повод к уголовному преследованию

08 Октября, 2018

Представлям Камакина Максима Ивановича, адвоката Международной коллегии адвокатов «Санкт-Петербург» в программе «АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ» -«Перепост и лайк как повод к уголов...

Подробнее

Усовершенствует ли систему исполнения наказаний новый Закон о службе в УИС?

16 Августа, 2018

1 августа вступил в действие Федеральный закон от 19 июля 2018 г. № 197-ФЗ «О службе в уголовно-исполнительной системе Российской Федерации и о внесении изменений в Закон Российской Федерации &l...

Подробнее

Адвоката наказали за нарушения в расчетах с доверителями

12 Августа, 2018

Совет ПАСО вынес предупреждение адвокату за неправильно оформленные отношения с доверителями, нарушение финансовой дисциплины и отсутствие адвокатского досье. Президент ПАСО Татьяна Бутовченко пояснил...

Подробнее

Другие новостные ленты