Правозащитная деятельность адвокатов МКА СПб

АП Санкт-Петербурга подготовила разъяснения для своих полномочных представителей

  • 24 Сентября, 2019

В документе указывается, что совершение действий, которые представители обязаны предпринять в связи с выявленными фактами нарушений профессиональных прав адвокатов, не должно ставиться в зависимость от мнения адвоката, чьи права были нарушены.

В комментарии «АГ» председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Санкт-Петербурга Сергей Краузе указал, что представитель палаты не является защитником адвоката, у которого проводится обыск или осмотр, а представляет интересы сообщества, поэтому при нарушении закона следственными органами не связан желанием коллеги или его защитника.
На сайте Адвокатской палаты Санкт-Петербурга опубликованы разъяснения актуальных вопросов, возникающих в деятельности полномочных представителей АП СПб по защите профессиональных прав адвокатов.

Так, в первом разъяснении указывается, что при реализации полномочными представителями палаты процессуальной функции, установленной ст. 450.1 УПК, необходимо исходить из того, что законодатель использует понятие «адвокатская тайна» в максимально широком смысле. Адвокатской тайной следует считать любые предметы и сведения, являющиеся носителями информации о проделанной или планируемой адвокатом профессиональной работе, связанной с оказанием юридической помощи доверителям, вне зависимости от места нахождения этих предметов или иных форм существования таких сведений, а также предметы и сведения, являющиеся носителями информации о действиях, проделанных доверителями в рамках совместных с адвокатом задач, вытекающих из содержания заключенного или планируемого к заключению договора об оказании юридической помощи.

Отмечается, что процессуальной формой «обеспечения неприкосновенности предметов и сведений, составляющих адвокатскую тайну», являются мотивированные письменные заявления полномочных представителей палаты, в которых заявитель квалифицирует отдельные предметы и сведения в качестве содержащих адвокатскую тайну, а должностное лицо, производящее следственное действие, принимает процессуальное решение, обеспечивающее неприкосновенность предметов и сведений, составляющих адвокатскую тайну.

Согласно второму разъяснению, совершение полномочными представителями действий, которые они обязаны предпринять в связи с выявленными фактами нарушений профессиональных прав адвокатов в соответствии с п. 2.1 Положения о полномочных представителях палаты по защите профессиональных прав адвокатов, не должно ставиться в зависимость от мнения адвоката, чьи профессиональные права были нарушены, или мнения его доверителя (вне зависимости от того, отразился ли факт нарушения прав адвоката на его материальных или процессуальных интересах). В отдельных случаях отступление от общего правила возможно лишь по решению организационного бюро полномочных представителей, принятого после консультаций с президентом палаты.

Как пояснил председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Санкт-Петербурга Сергей Краузе, вопрос совершения полномочным представителем каких-либо действий вне зависимости от мнения адвоката или его защитника очень важен и требовал принципиального разрешения. «Представитель палаты не является защитником адвоката, у которого проводится обыск или осмотр. Он представляет интересы сообщества, поэтому при нарушении закона следственными органами не связан желанием адвоката или его защитника. Интерес последних может меняться. А задача представителя по охране важнейшего принципа сообщества о неприкосновенности адвокатской тайны – всегда постоянна, поскольку сам принцип неизменен», – указал Сергей Краузе.

Согласно третьему разъяснению, при обнаружении полномочным представителем, прибывшим для участия в обыске (осмотре), проводимом в порядке ст. 450.1 УПК, факта проживания в подлежащем обыску помещении другого адвоката (или осуществления им адвокатской деятельности в этом помещении), в отношении которого судебное решение, разрешающее производство обыска, не выносилось, полномочный представитель обязан заявить о недопустимости дальнейшего проведения следственного действия до получения такого судебного решения.

Продолжение производства следственного действия следует рассматривать в качестве существенного нарушения уголовно-процессуального закона, создающего условия для раскрытия охраняемой законом адвокатской тайны.

В четвертом разъяснении указывается, что полномочный представитель вправе по приглашению органа предварительного расследования принимать участие в осмотре предметов и документов, предположительно содержащих адвокатскую тайну. При обнаружении в них сведений, содержащих признаки адвокатской тайны, он должен заявить о необходимости получения следователем (дознавателем) судебного решения, разрешающего осмотр таких предметов и документов. Предполагается, что в такой ситуации полномочный представитель действует на основании уголовно-процессуальной аналогии, вытекающей из содержания ст. 450.1 УПК.

В пятом разъяснении отмечается, что адвокат, ранее являвшийся защитником подозреваемого, обвиняемого или подсудимого, вызванный для допроса в качестве свидетеля по обстоятельствам проведения следственных или процессуальных действий, в которых он принимал (или должен был принимать) участие в качестве защитника, не вправе в силу ч. 3 ст. 56 УПК давать свидетельские показания, которые могут быть использованы для опровержения позиции бывшего доверителя. В подобных случаях адвокат обязан отказаться от дачи показаний со ссылкой на недопустимость допроса адвоката в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали известны ему в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.

В соответствии с п. 4 и 5 ст. 6 КПЭА адвокат может дать показания по обстоятельствам, известным ему в связи с оказанием юридической помощи, только при рассмотрении гражданского спора между адвокатом и доверителем или для осуществления собственной защиты по возбужденному против него дисциплинарному производству или уголовному делу.

Согласно шестому разъяснению, наличие предварительного судебного решения, позволяющего осуществить вызов адвоката для допроса в качестве свидетеля, само по себе не влечет обязанности давать показания, если это приведет к нарушению процессуальных правил, установленных ч. 3 ст. 56 УПК, и не было получено согласие доверителя, предусмотренное ст. 6 КПЭА, на раскрытие профессиональной тайны.

При наличии предварительно полученного судебного решения о вызове и допросе в качестве свидетеля адвокат обязан обратиться в Совет адвокатской палаты за разъяснениями того, как ему следует поступить в сложившейся этической ситуации. Кроме того, он должен поставить в известность вызвавшее его должностное лицо о том, что вопрос о даче показаний будет разрешен после полученных им разъяснений Совета.

В седьмом разъяснении указывается, что если полномочный представитель адвокатской палаты, прибывший к месту проведения запланированного обыска (осмотра, выемки) в порядке ст. 450.1 УПК, установит, что он ранее принимал участие в уголовном деле, в рамках которого проводится обыск (осмотр, выемка), в качестве защитника или оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам обыскиваемого адвоката, он в силу уголовно-процессуальной аналогии должен заявить о самоотводе и принять незамедлительные меры по организации прибытия к месту запланированного следственного действия нового представителя палаты.

Согласно восьмому разъяснению при проведении в отношении адвоката оперативно-розыскного мероприятия «обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности транспортных средств» участие полномочного представителя палаты является обязательным по аналогии с положениями ст. 450.1 УПК, поскольку при их проведении может потребоваться обеспечение неприкосновенности предметов и сведений, составляющих адвокатскую тайну.

Несвоевременный допуск представителя адвокатской палаты к участию в таком ОРМ, а равно его проведение в отсутствие полномочного представителя, следует рассматривать в качестве процессуального нарушения, подвергающего необоснованному риску соблюдение профессиональных прав адвоката.

Согласно девятому разъяснению стажеры адвокатов и другие работники адвокатских образований или адвокатских палат не могут быть вызваны для допроса (опроса) по обстоятельствам, содержащим адвокатскую тайну, которые стали известными им в процессе стажировки или выполнения трудовых обязанностей. При вызове их для допроса или опроса руководители адвокатских образований обязаны незамедлительно сообщать об этом факте в адвокатскую палату, описав известные им причины и обстоятельства, повлекшие вызов.

Отмечается, что такие лица могут быть допрошены в качестве свидетеля об обстоятельствах, составляющих адвокатскую тайну, в интересах доверителя по ходатайству его адвоката (по уголовно-процессуальной аналогии положений, предусмотренных ч. 3 ст. 56 УПК).

Согласно десятому разъяснению в случае производства обыска (осмотра, выемки) или ОРМ «обследование помещений» в отношении помощника адвоката, стажера адвоката или иных работников адвокатских образований или адвокатских палат, являющихся носителями сведений, составляющих адвокатскую тайну, полномочные представители по защите профессиональных прав адвокатов должны прибыть к месту производства следственного действия и ходатайствовать об их допуске к участию в нем по аналогии положений ст. 450.1 УПК «для обеспечения неприкосновенности предметов и сведений, составляющих адвокатскую тайну».

При отказе в удовлетворении ходатайства сами помощники адвокатов, стажеры и работники, в отношении которых проводится следственное действие и при которых находятся предметы и сведения, составляющие адвокатскую тайну, обязаны заявить об этом должностным лицам, проводящим следственные действия, и принять меры по защите адвокатской тайны путем отражения указанных обстоятельств в протоколе следственного действия и заявления ходатайства о допуске к участию в следственном действии прибывшего полномочного представителя в качестве своего адвоката.

В случае неприбытия полномочного представителя к месту проведения следственного действия указанным лицам рекомендуется ходатайствовать о допуске к участию в следственном действии любого другого адвоката.

Сергей Краузе указал, что составление разъяснений обусловлено тем, что в ходе работы группы представителей палаты возникали вопросы, которые нуждались в урегулировании. Он также отметил, что разъяснения только приняты, а уполномоченные работают несколько месяцев, поэтому частоту применения тех или иных разъяснений оценить трудно, однако ситуации со вторым из них встречались уже несколько раз.

Полномочный представитель АП СПб по защите профессиональных прав адвокатов Анастасия Пилипенко указала, что в разъяснениях сформулированы ответы на вопросы, возникшие как сразу после вступления в силу ст. 450.1 УПК, так и в последнее время. «Так, например, вопрос о том, связаны ли полномочные представители при обеспечении неприкосновенности адвокатской тайны позицией обыскиваемого адвоката или его доверителя, обсуждался в течение длительного времени, и позиции на этот счет были озвучены самые разные. Краткие разъяснения по этому вопросу будут, полагаю, очень полезны для представителей, которым приходится принимать решения в сжатые сроки, находясь непосредственно в месте производства следственного действия», – посчитала она.

В то же время адвокат отметила, что вопросы, касающиеся вызова полномочных представителей для обеспечения неприкосновенности адвокатской тайны при производстве ОРМ, также требовали разъяснений. «Но хотелось бы, чтобы и органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, была разъяснена необходимость вызова полномочных представителей адвокатской палаты и применения к таким мероприятиям по аналогии положений ст. 450.1 УПК РФ. Иначе разъяснения, адресованные самим полномочным представителям, будут носить лишь декларативный характер», – подчеркнула Анастасия Пилипенко.

Источник: Адвокатская газета

Новости ленты

О соблюдении прав человека

29 Октября, 2019

Импровизированное заседание посвящено соблюдению прав человека. Ответственный секретарь Правозащитного совета Петербурга Наталья Евдокимова и президент Международной коллегии адвокатов «Санкт-Петербур...

Подробнее

Профессиональные права адвокатов: нарушения и защита

19 Августа, 2019

Федеральная палата адвокатов РФ провела конференцию «Профессиональные права адвокатов: нарушения и защита», в которой приняли участие заместитель министра юстиции РФ Денис Новак, руководст...

Подробнее

Сергей Краузе: профессиональные права адвокатов: новые вызовы

19 Августа, 2019

Представляем программу «Актуальное интервью» - «Сергей Краузе: профессиональные права адвокатов: новые вызовы» В программе принимает участие Сергей Владимирович Краузе, член Совета Адвокатской палаты ...

Подробнее

Другие новостные ленты