Новости МКА СПб

Как обжаловать обыск у адвоката

  • 15 Октября, 2018

Светлана Родионова жила, училась и работала юристом в Великом Новгороде. В период сдачи экзамена на адвокатский статус к ней обратилась подруга Ч. и попросила помочь с разводом и разделом имущества. Будущий адвокат согласилась. Подруги оформили доверенность. Помогать Ч. Светлана взялась безвозмездно, по-дружески. Тогда она была убеждена, что дело простое и все закончится до получения статуса адвоката.

Однако Родионова сдала экзамен, приняла присягу, вступила в адвокатское образование – Международную коллегию адвокатов «Санкт-Петербург», а дело еще не было закончено. Впрочем, оставалось лишь одно заседание об утверждении мирового соглашения по разделу имущества, и начинающий адвокат не стала оформлять соглашение. Более того, она не сообщила об этом деле старшим товарищам, а после подписи мирового забыла про эту работу, посчитав ее незначительным эпизодом в своей юридической биографии...

Прошло более трех лет. За это время Светлана Родионова стала известным адвокатом, провела много арбитражных и гражданских дел, вела и уголовные дела. Она защищала доверителей от претензий государственных органов и контрагентов в Санкт-Петербурге и Великом Новгороде, причем в последнем заслужила славу цепкого юридического специалиста. Пути подруг за это время разошлись. Светлана успела и сама развестись с мужем, а при разделе имущества отсудила у него коммерческие конторы в Новгороде, в том числе сотрудничающие с фирмами родственников сотрудников СУ СКР, имеющих знакомых в ФСБ. После этого муж попытался свести с нею счеты, и правоохранители возбудили в отношении него дело за угрозу убийством. Это ли послужило причиной или другие обстоятельства, но оперативники ФСБ вдруг заинтересовались делом Ч., посчитали квитанцию об уплате госпошлины поддельной, а Ч. при опросе вспомнила, что пошлину якобы платила Родионова – Светлана этот факт оспаривает. По данному эпизоду в отношении адвоката возбудили уголовное дело и привлекли ее в качестве подозреваемой.
Естественно, следователь подала в суд ходатайства об обыске в квартире Родионовой и офисе новгородского юридического бюро, где, согласно оперативной справке, адвокат иногда появлялась. Причем она просила о выемке не только досье по делу Ч., но и других адвокатских досье. Не это ли было истинной причиной проснувшейся бдительности оперативных сотрудников ФСБ? Изъятию подлежали документы, касающиеся юридических лиц и граждан – доверителей Родионовой, а также документы фирм, отсуженных Светланой у своего мужа при разводе.

Суд все просьбы следствия удовлетворил полностью, разрешив попутно выемку электронных носителей информации, на которых могли находиться сведения, интересующие органы, без предварительной ревизии их содержания. Надо ли рассказывать, что следователь при поддержке оперативников ФСБ поспешил воспользоваться подвернувшейся возможностью. Он не только изъял электронные носители информации с адвокатскими досье всех доверителей – как перечисленных, так и не указанных в постановлении суда, но и перенес на них все файлы из хранилища на Яндекс-диске, к которому получил доступ через ноутбук адвоката.

Надо учитывать, что судебная практика по ст. 450.1 УПК РФ только вырабатывается. Часто следователи уверены, что уж если в отношении адвоката возбудили уголовное дело, то все ограничения перестают действовать. Такого же мнения придерживаются некоторые судьи. Тактика работы представителей адвокатских палат, адвокатов, в помещениях которых производится обыск, и их защитников пока не отработана. На этот раз нам удалось опровергнуть ошибочное мнение о наступающей в таких случаях вседозволенности. 

Мы узнали о возбуждении дела в отношении Светланы Родионовой и об обыске в конце июля, после того как в адрес АП Санкт-Петербурга пришло письмо от президента новгородской адвокатской палаты. В нем сообщалось о произведенном в квартире адвоката обыске. Мы связались со Светланой и выяснили, что в ходе этого обыска были нарушены ее профессиональные права. При нашей поддержке, согласовывая действия с руководством коллегии, она обжаловала судебные постановления и действия обыскивающих.

Отмечу, что МКА «Санкт-Петербург» – единственная известная мне коллегия, где создана и активно действует собственная Комиссия по защите профессиональных прав адвокатов. Учитывая численность членов и территориальную разбросанность МКА, это оправдано. Комиссию коллегии возглавляет молодой и активный адвокат Зограб Габриелян. Помощь МКА в отпускной период оказалась весьма кстати, так как позволила оперативно отыскать документы, подготовить по ним отзывы, экстренно организовать юридическую помощь по делам, связанным с проблемами коллеги, провести всестороннее обсуждение сложившейся ситуации.

Была выбрана следующая тактика: адвокат обжаловала постановления суда и действия следователя; МКА сообщила доверителям Родионовой, что их адвокатские досье изъяты, а доверители затем самостоятельно обжаловали постановление суда об обыске в квартире и действия следователя. Жалобы, поданные ими, подкрепили позицию адвоката и понудили суд более внимательно обратиться к нашим аргументам.

В жалобах, а потом и в выступлениях в судебных заседаниях мы опирались на содержание ст. 450.1 УПК РФ, Постановление КС РФ от 17 декабря 2015 г. № 33-П, Определение КС РФ от 15 января 2016 г. № 76-О и другие решения Конституционного Суда.

Мы подчеркивали: при разрешении обыска суд обязан произвести ревизию просьбы следователя, сравнив ее с постановлениями, которыми возбуждено уголовное дело в отношении адвоката. Раз адвокат подозревается в совершении преступления при оказании юридической помощи только по одному из дел, никакие иные дела и материалы не могут быть осмотрены и изъяты при производстве обыска. Обязанность ограничивать возможность изъятия возложена на суды общей юрисдикции, и именно они должны умерить аппетиты следствия и оперативников. Данные ограничения действуют не только по уголовным делам, но и по гражданским и административным, по хозяйственным и налоговым спорам, то есть по любым видам юридической помощи. Доступ следствия к коммерческой и личной тайнам, доверенным адвокату, преследуется по закону.

Позиция прокуратуры была традиционной: эти вопросы должен был решить суд, так как следствие заинтересовано в адвокатских досье. В отношении адвоката дело возбуждено, а значит, закон не нарушен. Изъятие материалов на электронных носителях соответствовало требованиям законодательства, поскольку следователь делал это, получив разрешение суда.

Но наши возражения показались судебной коллегии более убедительными. Мы настаивали на том, что Постановление КС РФ № 33-П содержит фактически детальное описание технологии производства обыска в адвокатских помещениях и согласно ей представитель АП, следователь и специалист должны осмотреть электронные носители и обеспечить изъятие исключительно тех материалов, которые разрешил суд. Последний же может санкционировать изъятие лишь тех документов, которые имеют отношение к возбужденному уголовному делу. Новгородский областной суд постановил, что в квартире и офисе суд первой инстанции мог разрешить изъятие только тех адвокатских досье, которые являются предметом расследования в рамках возбужденного дела.

На этом, казалось бы, можно поставить точку, но это еще не конец. Неясна до конца судьба постановления о производстве обыска в офисе юридического образования. Наши доводы о том, что Светлана Родионова в нем адвокатскую деятельность не ведет, хотя и были услышаны, но… Судьи больше доверяют оперативной справке, а потому обыскивать помещение суд позволил, хотя и ограниченно – только с целью поиска материалов дела Ч. Впереди еще долгая борьба: признание действий следователя незаконными – суд каждый раз находит новые предлоги для переноса даты вынесения окончательного решения; доказывание невиновности адвоката.

Вчера стало известно, что следователь отказала в удовлетворении наших ходатайств о возврате адвокату изъятых в ходе обыска электронных носителей, отыскание которых признано незаконным постановлениями Новгородского областного суда. Отказ следователь мотивировала тем, что уже назначена техническая экспертиза данных носителей, а в том, чтобы эта экспертиза не проводилась, отказано ввиду того, что носители изъяты по постановлению судьи районного суда и поэтому следователь считает такое изъятие законным. При этом отказы в удовлетворении ходатайств умышленно датированы задним числом – якобы они подготовлены до вынесения постановлений облсуда.

Следователи упорно делают то, что задумали, и получают информацию из адвокатских досье. Думаю, из этой истории каждый адвокат сможет вынести для себя что-то полезное.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/kak-obzhalovat-obysk-u-advokata/

Новости ленты

Адвокат МКА Краузе Сергей Владимирович принял участие в качестве эксперта

19 Ноября, 2018

Адвокат МКА Краузе Сергей Владимирович принял участие в качестве эксперта на Форуме адвокатов Центральной Азии "Обеспечение гарантий адвокатской деятельности" 09 ноября 2018 года, Душанбе....

Подробнее

День правовой помощи детям

16 Ноября, 2018

20 ноября 2018 г. в России проводится День правовой помощи детям. Подробная информация содержится в прилагаемом документе АПСПб....

Подробнее

Юбилей МКА "Санкт-Петербург" во Дворце Великого Князя Владимира

14 Ноября, 2018

Уважаемые коллеги! 7 декабря 2018 года в 18.00 Международная коллегия адвокатов «Санкт-Петербург» отмечает свой юбилей во Дворце Великого Князя Владимира (Дом учёных) по адресу: Дворцовая набережная, ...

Подробнее

Другие новостные ленты